Волонтеры вечности 4 страница. — Слушайте, а что же нам тогда делать?

— Слушайте, а что же нам тогда делать? — Растерянно спросил я.

— Да ничего. Я велел полицейским продолжать дежурство. Если покойнички опять захотят порезвиться, придется повторить все сначала. И так мы будем развлекаться до возвращения сэра Шурфа. Уж он-то их успокоит навеки!

— А Большой Архив? — осенило меня. — Кто-нибудь справлялся в Большом Архиве? Может быть, наши буривухи знают способ…

— За кого ты меня принимаешь! — возмутился Мелифаро. — Мы с Луукфи начали искать информацию еще вчера. Да и сегодня все утро пытались что-нибудь разузнать. Бесполезно! Ничего подобного в этом веселеньком городке до сих пор не происходило.

— Ладно, значит, будем ждать Шурфа Волонтеры вечности 4 страница. — Слушайте, а что же нам тогда делать? и Джуффина.

Я понемногу смирялся с мыслью, что отвратительная процедура истребления зомби будет повторяться ежедневно, как своего рода утренняя зарядка.

— Тогда я, пожалуй, действительно пойду приводить себя в порядок. Мешок с дерьмом, насколько мне известно, не может исполнять обязанности Почтеннейшего Начальника Тайного Сыска…

— Эта ночь у меня совершенно свободна, так что я могу опять поспать в твоем кресле, — предложил Кофа. — Если что, приму огонь на себя.

— Но только обязательно позовите меня, — попросил я. — Чувство долга велит мне принимать личное участие в каждом жертвоприношении!

— Ладно, позову, — пообещал Кофа.

* * *

— Живые мертвецы — самый бездарный сюжет, — сообщил я своему амобилеру. — И кинофильмы о них всегда скучные Волонтеры вечности 4 страница. — Слушайте, а что же нам тогда делать?! Ну и какого черта я должен ежедневно заниматься ерундой, которая мне еще дома по телевизору надоела?!

Монолог пошел мне на пользу: худо-бедно, но я развеселился. Кроме того, у меня мелькнула смутная сумасшедшая мыслишка, которая, впрочем, еще не успела оформиться в настоящую идею. Даже ростку сорняка требуется время, чтобы окрепнуть и пустить корни: несколько дней, не больше…

Остаток дня я приводил себя в порядок, долго и со вкусом. Нет ничего приятнее, чем корчить из себя утомленного героя — дай мне волю, только этим бы и занимался. Я бы до утра комедию ломал, но на сей раз сэр Волонтеры вечности 4 страница. — Слушайте, а что же нам тогда делать? Кофа прислал мне зов сразу после полуночи.

«Макс, опять!».

«Еду, — вздохнул я. — Слушайте это же ерунда какая-то получается: каждый день все раньше и раньше!»

«Вот именно», — согласился Кофа.

К воротам Зеленого Кладбища Петтов мы приехали одновременно. На сей раз дежурные полицейские перепугались куда больше, чем вчера, — видимо, потому, что дело происходило ночью. При свете ущербной луны толпа голых человекообразных созданий выглядела что надо, даже меня передернуло.

— Макс, ты уж сегодня побереги силы, — посоветовал Кофа. — Ты вчера и так перестарался… Я сам отлично справлюсь.

— Не сомневаюсь. Ваш способ убивать куда эффективнее. Научили бы, что ли…

— Всему свое время, научу когда-нибудь, — пожал Волонтеры вечности 4 страница. — Слушайте, а что же нам тогда делать? плечами сэр Кофа. — Видишь ли, чудеса, которые не отнимают силу, требуют длительной подготовки.

— Ничего, я старательный!

— Да? Сколько у тебя достоинств, мальчик, кто бы мог подумать… Но сегодня я, пожалуй, сделаю иначе. Думаю, этот фокус понравится тебе еще больше: такого ты, смею предположить, еще не видел.



Сэр Кофа достал из кармана лоохи маленькую курительную трубку, внимательно ее осмотрел и закурил.

Несколько минут он спокойно курил, оставалось только дивиться такой его неторопливости. А потом до меня дошло, что Кофа только затягивается дымом: за все это время он ни разу не выдохнул.

Наконец, Кофа направился к вяло шевелящейся группе живых мертвецов Волонтеры вечности 4 страница. — Слушайте, а что же нам тогда делать?. Остановился в нескольких шагах от них и только тогда выдохнул облако густого красноватого дыма. Его было так много, словно в груди у сэра Кофы тлел торфяник. От неожиданности я даже зажмурился, но тут же открыл глаза и стал наблюдать, как живые мертвецы падают на землю. За несколько минут волшебный дым сэра Кофы справился почти со всеми.

— Опять этот, с серьгой! — я заметил знакомый блеск металла. — Кофа, вы были абсолютно правы: сжигать их совершенно бесполезно!

— Хуже всего, что это происходит все чаще, да ты и сам заметил, — устало вздохнул сэр Кофа. Он вытер пот со лба: — Все-таки Волонтеры вечности 4 страница. — Слушайте, а что же нам тогда делать? напрасно я пижонил: этот фокус с дымом отнимает слишком много сил. И все это только для того, чтобы через несколько часов убедиться, что все пошло насмарку… Надо искать какой-то выход, иначе через несколько дней мы будем вынуждены поселиться на этом кладбище! А наши всемогущие коллеги вернутся не так уж скоро, к сожалению…

— Я могу обратиться к леди Сотофе Ханемер, — нерешительно предложил я.

— Боюсь, что именно в этом деле она нам не помощник. Орден Семилистника не любит иметь дело со смертью и мертвецами… Не любит — это ладно; не умеет, — вот что особенно неприятно! Кажется, это их единственное слабое место.

— Не Волонтеры вечности 4 страница. — Слушайте, а что же нам тогда делать? везет, так уж не везет! Есть еще сэр Маба…

— Маба Калох? — удивился Кофа. — Он и Джуффину-то помогать не слишком рвется, хотя они, вроде бы, приятели… Ну, попробуй, чего только не бывает!

И я послал зов Мабе Калоху.

«Не суетись, Макс. Твоя проблема — не проблема вовсе, — отозвался сэр Маба. — Через несколько дней ты в этом убедишься».

«Если я не буду суетиться, по Ехо разбредутся толпы живых мертвецов, — сердито сказал я. — Горожане будут просто счастливы, я полагаю!»

«Ты говоришь в точности как Джуффин! — обрадовался сэр Маба. — Вы оба на дух не переносите этих несчастных горожан, но даже мысль о том, что Волонтеры вечности 4 страница. — Слушайте, а что же нам тогда делать? их сытой икоте что-то угрожает, вызывает у вас нервный тик… В общем, если хочешь суетиться — суетись. Кто я такой, чтобы лишать тебя права на ошибки?!»

После этого непостижимый сэр Маба Калох замолчал. Это было вполне в его духе. Мои дальнейшие попытки наладить связь оказались совершенно безуспешными, я только вспотел.

— Вы — ясновидящий, Кофа! — горько вздохнул я. — Великолепный сэр Маба предлагает нам «не суетиться», поскольку, дескать, наша проблема — «не проблема вовсе». И это все.

— Маба Калох никогда ничего не говорит просто так, — недоверчиво протянул сэр Кофа. — Обычно он здорово темнит, — а в данном случае он темнит как никогда! — но… Эх Волонтеры вечности 4 страница. — Слушайте, а что же нам тогда делать?, хотел бы я знать, что он имеет в виду!

— Может быть, он хотел сказать, что нам не следует их убивать? — предположил я. — Вдруг мы должны дать им прогуляться по Ехо? И тогда случится нечто из ряда вон выходящее?

— Боюсь, что это не тот эксперимент, который мы можем себе позволить, — нахмурился Кофа. — Хотя, «не суетиться» — это звучит так соблазнительно!

Мы вернулись в Дом у Моста, дождались Меламори, усадили ее в кресло Джуффина, взвалили на ее хрупкие плечи ответственность за все на свете и отправились по домам. По всему выходило, что теперь нам следует использовать любую возможность расслабиться Волонтеры вечности 4 страница. — Слушайте, а что же нам тогда делать?.

Новый вызов пришел уже на закате. На этот раз мы посетили кладбище в обществе Мелифаро. Живые мертвецы уже казались мне докучливыми старыми знакомыми, чем-то вроде соседей по подъезду. Ежедневная кладбищенская бойня представлялась тягостной рутинной обязанностью, а обуревающие меня чувства были лишены даже намека на метафизический трепет.

— Погодите-ка, ребята! — мне показалось, что я внезапно нашел выход из положения. — А что, если попробовать с ними поговорить? Почему мы с самого начала этого не сделали?

Мелифаро невесело усмехнулся. Сэр Кофа пожал плечами.

— Потому что… Да ты сам попробуй!

Я приблизился к группе живых мертвецов. Поискал глазами того парня с красной серьгой: он уже Волонтеры вечности 4 страница. — Слушайте, а что же нам тогда делать? казался мне чуть ли не бывшим одноклассником.

— Почему вы оживаете, ребята? — спросил я. — Чего вы добиваетесь? Может быть, мы можем вам помочь?

Мой «приятель» с серьгой равнодушно пялился куда-то мимо меня. Его товарищи по несчастью тоже никак не отреагировали на мои приставания.

— Ну сказали бы хоть что-нибудь, уроды! — я сорвался на крик.

Один из покойников вздрогнул, повернулся в мою сторону, открыл свой безгубый рот…

— Ы-ы-ы-ы-ы-ы! — Совершенно серьезно сообщило мне это несчастное существо.

— Спасибо за разъяснения! — Я уже не знал смеяться мне или плакать.

— Думаю, первый раунд дипломатических переговоров на этом может считаться Волонтеры вечности 4 страница. — Слушайте, а что же нам тогда делать? завершенным, — ехидно сказал Мелифаро. — А теперь займемся делом.

И мы занялись делом. Несколько минут спустя все было кончено — а толку-то!

«Меня словно бы заставляют участвовать в затянувшихся съемках какого-то идиотского кинофильма, — сердито повторял я про себя, увозя своих коллег на Правый Берег, прочь от опостылевшего нам Зеленого Кладбища Петтов. — Сколько можно воскресших мертвецов, этой никчемной ожившей хлопотной нечисти?! Где мои серебряные пули? Впрочем, это, кажется, помогает только от оборотней… А какие средства подходят для живых мертвецов? Святой водой их полить, что ли?..»

Последняя мысль показалась мне настолько удачной, что я чуть не врезался в раскидистое дерево вахари Волонтеры вечности 4 страница. — Слушайте, а что же нам тогда делать?, которое росло у входа в Дом у Моста. Дурацкая идея временно покинула мою сумасшедшую голову.

— Идите отдыхать, ребята, — предложил я. — Сегодня ночью я сам подежурю. Должна же и от меня быть какая-то польза.

— Не хочу я отдыхать, — проворчал Мелифаро, — настроение не то!

— Ладно, тогда оставайся. Закажем себе что-нибудь вкусненькое, пожуем, погрустим! — согласился я. — Вы с нами, Кофа?

— Лучше навещу парочку трактиров, послушаю, что там болтают. Мертвецы мертвецами, но жизнь-то продолжается… Мало ли, что еще может случиться в Ехо!

— Ладно, — вздохнул я. — Без вас мы, чего доброго, действительно загрустим, но делать нечего.

Сэр Кофа Йох Волонтеры вечности 4 страница. — Слушайте, а что же нам тогда делать? небрежно провел рукой по лицу. Его новая физиономия несколько секунд оставалась неподвижной, потом густая рыжеватая бровь лукаво поползла вверх.

— Приятного аппетита, мальчики. Не скучайте.

— Соскучишься здесь, как же! — невесело усмехнулся Мелифаро. И тут меня осенило, как всегда, ни с того, ни с сего.

— Скульптуры… — Задумчиво протянул я. — А из чего в Ехо делают скульптуры?

— Из самых разных материалов! — Пожал плечами сэр Кофа. — Вот уж чем никогда не интересовался, так это прикладными искусствами!

— А ты, небось, решил, что тебе пора ставить памятник? — ехидно предположил Мелифаро. — Да уж, самое время!

— Так, — решительно сказал я, — Кофа, ваши трактиры могут подождать. Есть разговор. Идемте Волонтеры вечности 4 страница. — Слушайте, а что же нам тогда делать?-ка в кабинет.

* * *

— Значит так, — я говорил на ходу. — Мы, как я понимаю, вовсе не обязаны уничтожать гостей с того света. Главное, чтобы эти шустрые покойнички не разбрелись по городу, правильно?

— Правильно, — равнодушно подтвердил Кофа. — Я думал, ты и без меня это знаешь.

— Знаю, знаю! — отмахнулся я. — Считайте, это была увертюра. А теперь слушайте внимательно: мне пришло в голову, что мы можем превратить наших маленьких назойливых друзей в скульптуры. Залить расплавленным металлом, или еще какой-нибудь дрянью… Люди, которые занимаются изготовлением скульптур, наверное, подскажут, что лучше выбрать… И пусть себе лежат, ждут Шурфа, который их благополучно испепелит.

— Гениально! — расхохотался Мелифаро Волонтеры вечности 4 страница. — Слушайте, а что же нам тогда делать?. — Но зачем же испепелять такую очаровательную скульптурную композицию? Она станет прекрасным украшением Левобережья! А еще лучше продать их с аукциона!

— Подожди ржать, Девятый Том, — попросил я. — Дай мне пообщаться с рассудительным человеком. Кофа, как вы думаете, это возможно?

— Во всяком случае, надо попробовать. Довольно дикая идея, но… Дырку над тобой в небе, Макс, почему бы и нет?! Как я понимаю, нам понадобится помощь специалистов…

Следующие несколько часов я ощущал себя настоящим начальником: мои коллеги носились по мастерским Ехо, собирая добровольцев; припахали даже сэра Луукфи, деятельность которого обычно ограничивается сводчатыми стенами Большого Архива. А я сам бездельничал Волонтеры вечности 4 страница. — Слушайте, а что же нам тогда делать? в кабинете: сэр Кофа решил, что моя Мантия Смерти не будет способствовать установлению теплых доверительных отношений со скульпторами.

Впрочем, одно дело для меня все-таки нашлось. Меламори оставила на мое попечение хуба: его внешний вид тоже мог отпугнуть наших помощников. Первые часа два Лелео грустил и отказывался от крошек, потом природа взяла свое: мохнатое создание съело мое угощение и благодарно мурлыкнуло. Это маленькое достижение доставило мне ни с чем не сравнимое удовольствие.

Я слушал сладкоголосое бормотание хуба и предвкушал грядущее избавление. Но дурацкие мысли о святой воде по-прежнему бродили по темным закоулкам моей бедной, глупой головы. Проблема состояла в том, что Волонтеры вечности 4 страница. — Слушайте, а что же нам тогда делать? в Соединенном Королевстве святой воды не добудешь: здесь нет ни церквей, ни священнослужителей, ни религиозных суеверий…

«Если со скульптурами ничего не выйдет, надо будет, что ли, порыться в Щели между Мирами. Вдруг добуду какое-нибудь дурацкое распятие, чем черт не шутит… — Лениво думал я. — А то, может, домой смотаться? Уж там-то этого добра больше, чем требуется… Зря я, что ли, учился шляться между Мирами? Целый год ведь угробил на эту запредельную науку! Должна же быть хоть какая-то общественная польза от моих грандиозных достижений на поприще Истинной магии…»

Эти мысли казались мне безобидными фантазиями, легкомысленными планами, которые Волонтеры вечности 4 страница. — Слушайте, а что же нам тогда делать? никогда не осуществятся, но строить их на досуге бывает занимательно и, чего греха таить, приятно…

— Макс, я уже вернулась. — В дверях показалась Меламори. — Как тут мой Лелео? Не затосковал?

— Рядом со мной? Обижаешь! Он еще и поел, между прочим!

— Предатель! — рассмеялась Меламори. — Я-то думала, он ест только из моих рук…

— Он сам сначала тоже так думал. А потом понял, что хубам свойственно заблуждаться… Ну что, тебе удалось кого-нибудь уговорить?

— Разумеется! Я привела тебе всех подмастерьев господина Юхры Юккори, в полном составе. Сам Юхра тоже обещал подойти, когда закончит свою работу, но можешь поверить, это случится Волонтеры вечности 4 страница. — Слушайте, а что же нам тогда делать? не раньше чем через дюжину лет! Юхра Юккори — самый неторопливый человек во Вселенной. Однажды он выполнял заказ моего отца. Полгода он объяснял Корве, что у него ничего не получится, Юхра всегда так начинает. Потом он работал года два и сделал совершенно не то, что от него требовалось. Но отцу так понравилось, что он согласился оставить скульптуру себе. После чего Юхра Юккори заявил, что работа, дескать, очень дорога ему самому и он не хочет с ней расставаться ни за какие деньги… Дело кончилось тем, что мой бедный папа заплатил раза в три больше, чем они сначала договаривались, и стал счастливым владельцем Волонтеры вечности 4 страница. — Слушайте, а что же нам тогда делать? скульптуры, которая все равно не поместилась в нашем доме: этот гений даже не счел нужным придерживаться заданных размеров!

— Настоящий художник! — восхитился я. — Это же классика, так и надо!.. Знаешь, Меламори, это даже хорошо, что сэр Юхра Юккори занят: у нас и без него проблем куча. Надеюсь, его подмастерья более вменяемы?

— Еще бы, он же держит бедняг в черном теле! Знаешь, именно из всяких там гениев обычно получаются самые безжалостные тираны!

— Есть такое дело, — улыбнулся я. — Забирай своего хуба и иди домой. С ног, небось, валишься?

— Вообще-то не валюсь пока — с чего бы? Но дома хорошо, там можно полежать Волонтеры вечности 4 страница. — Слушайте, а что же нам тогда делать?, почитать что-нибудь, мороженого поесть… А если вы уедете на это грешное кладбище, кто останется в Доме у Моста? Куруш?

— Не знаю пока. Может быть, Куруш, а может быть, и Мелифаро. Там видно будет.

— Хорошо, что мне не приходится таскаться на это кладбище! — вздохнула Меламори. — Уж чего я терпеть не могу, так это мертвецов. Те, из Магахонского леса, хоть на людей были похожи…

— Были, — рассеянно согласился я. — Думаю, неприязнь к покойникам у тебя наследственная. Сэр Кофа мне говорил, что твоя родня из Семилистника видеть их не может.

— Что правда, то правда.

Меламори бережно усадила Лелео на плечо, и Волонтеры вечности 4 страница. — Слушайте, а что же нам тогда делать? они ушли домой. Я чувствовал себя настоящим добрым дядюшкой.

А через полчаса вернулись сэр Кофа и Мелифаро в сопровождении бригады столичных скульпторов. Луукфи Пэнц прислал мне зов и гордо сообщил, что ему удалось отправить в Дом у Моста нескольких «настоящих мастеров». Можно подумать, я собирался заказывать им отливку собственного бронзового бюста! Отчитавшись, Луукфи робко поинтересовался, может ли он поехать домой. Разумеется, я его отпустил: бедняга и так здорово задержался на службе, чего с ним, по словам сэра Кофы, уже лет семьдесят не случалось! А людей у нас теперь хватало: многочисленным скульпторам было тесно в просторной комнате для посетителей. Что ж, по мне Волонтеры вечности 4 страница. — Слушайте, а что же нам тогда делать? — чем больше, тем лучше!

— Пожалуй, придется угостить их ужином за счет Управления, — решил я. — Что скажет сэр Донди Мелихаис?! Я опустошаю казну Управления куда эффективнее, чем Джуффин. Одна только оплата труда наших умельцев чего стоит…

— Донди Мелихаис скажет тебе спасибо, — усмехнулся Кофа. — И знаешь почему? Он живет на Левом Берегу, в нескольких минутах ходьбы от Зеленого Кладбища Петтов, так что мы, можно сказать, охраняем покой нашего Донди!

Поужинать за казенный счет наши волонтеры, увы, не успели. Лейтенант Апурра Блакки прислал мне зов: все началось сначала.

— Казна спасена, да? — озабоченно спросил Мелифаро.

— Да уж, — вздохнул я. — Этого, конечно Волонтеры вечности 4 страница. — Слушайте, а что же нам тогда делать?, следовало ожидать. Все чаще и чаще, кошмар какой-то!

Мы снова отправились на Зеленое Кладбище Петтов. Мне уже чертовски надоел этот маршрут! За нами следовал целый караван служебных амобилеров Управления Полного Порядка. Их еле-еле хватило, чтобы рассадить всех скульпторов, да еще и распихать тюки с необходимыми материалами.

— Останься с ними, — попросил я Мелифаро. — Нечего ребятам соваться за ограду, пока покойнички не утихомирились! Когда мы с Кофой закончим, я вас позову… Подними им настроение, ты это умеешь.

— Умел когда-то, — вздохнул Мелифаро. — Что-то я не в форме в последнее время!

* * *

Мы с Кофой взялись за дело. Через несколько Волонтеры вечности 4 страница. — Слушайте, а что же нам тогда делать? минут все было кончено, и я послал зов Мелифаро. Он тут же явился во главе толпы скульпторов. К моему удовольствию, ребята выглядели скорее заинтересованными, чем перепуганными.

— Кажется, мы все-таки будем забивать гвозди микроскопами! — вздохнул я. — И как я дошел до жизни такой? Что ж, приступайте, господа, и да помогут вам Темные Магистры!

— Без них здесь не обойдешься, это уж точно, — тоном знатока подтвердил сэр Кофа, усаживаясь рядом со мной на заросшую травой могильную плиту.

— Дались тебе эти микроскопы, Ночной Кошмар! — изумился Мелифаро. — Все время о них твердишь. Мне уже интересно, как они все-таки выглядят?

— О, это страшная тайна Волонтеры вечности 4 страница. — Слушайте, а что же нам тогда делать?!.. Я вот все думаю, если мы пошлем зов в «Обжору Бунбу» и попросим мадам Жижинду прислать наш ужин прямо на кладбище, она согласится, или как?

— Гениальные идеи из тебя сегодня так и сыплются! — одобрительно заметил Кофа. — Сейчас проверим…

Оказалось, что мадам Жижинда — женщина мужественная и возможность хорошо заработать ценит превыше всего: через полчаса мы уже ужинали. Это был самый странный пикник в моей жизни: мы втроем уютно устроились на могильных плитах, через несколько минут к нам присоединился улыбчивый лейтенант Апурра Блакки, за ним робко подтянулись остальные полицейские. Наши героические скульпторы то и дело отрывались от работы и Волонтеры вечности 4 страница. — Слушайте, а что же нам тогда делать? подходили к нам, чтобы съесть пирожок или выпить стаканчик Джубатыкской пьяни: ребята не только быстро освоились в новой ситуации, но и изрядно развеселились.

— Смотрите, какой красавчик получился! — Время от времени кто-то из них с гордостью показывал нам свое очередное творение. Облитые быстро застывающим на ветру жидким камнем, зомби так и просились на какое-нибудь адское биеннале.

— А этот жидкий камень — прочная штука? — спросил я у одного из скульпторов.

— Крепче, чем настоящий природный камень, — заверил меня мастер. — Останетесь довольны!

Но мне почему-то было неспокойно. Чем дальше, тем неспокойнее.

— Тебе разонравилась собственная идея? — сочувственно спросил сэр Кофа. — Так часто Волонтеры вечности 4 страница. — Слушайте, а что же нам тогда делать? бывает, не переживай… Но я почти уверен, что это — хороший выход.

— В том-то и дело, что «почти»! Ладно, поживем — увидим…

К утру работа была закончена, наши помощники разъехались по домам.

— Пошли? — Мелифаро подпрыгивал от нетерпения. — Все хорошо, что хорошо кончается! Кажется, мы сделали отличный подарок любимому городу, господа. Сюда же туристы валом повалят! Похоже на сувениры Эпохи Орденов, теперь так не умеют.

Нашим глазам действительно открывалось потрясающее зрелище: причудливые каменные тела неугомонных покойников составляли фантасмагорическую скульптурную композицию. Но мне она здорово не нравилась: я все время ждал, что эти красавчики начнут шевелиться.

— Вы действительно идите, а я, пожалуй, еще немного тут Волонтеры вечности 4 страница. — Слушайте, а что же нам тогда делать? посижу, — решил я. — Что-то у меня сердце не на месте. Даже оба… В конце концов, это была моя идиотская идея, мне и расхлебывать!

— Да что с тобой, Макс? — удивился сэр Кофа. — Идея была просто отличная. Кстати, по моим прикидкам, им уже давно пора оживать, а они…

Он подошел поближе к лежащим на земле причудливым фигурам и внимательно на них уставился. Несколько бесконечно долгих минут спустя, Кофа повернулся ко мне:

— Грешные Магистры, а ведь ты прав!

— Что, шевелятся? — с ужасом спросил я.

— Опять все сначала?! Дырку в небе над всем этим Миром, я сейчас умру от скуки! — с Волонтеры вечности 4 страница. — Слушайте, а что же нам тогда делать? неожиданной злостью сказал Мелифаро. И куда только подевалось его благодушие…

— Одно из двух: или мне показалось, или… Да нет, они действительно начали шевелиться! Не пялься ты на них так старательно: движение почти незаметно человеческому глазу. А этот жидкий камень оказался очень даже ничего!

— А вы не слишком-то огорчились, Кофа, — удивился я.

— А почему я должен огорчаться? Конечно, бедняги опять ожили, но они почти не могут пошевелиться, и это прекрасно!

— Вообще-то, вы правы, — кивнул я. — Пусть себе дергаются, зато далеко, небось, не убегут, а нам того и надо…

— Ну наконец-то сообразил, — похвалил меня Кофа.

Мелифаро снова Волонтеры вечности 4 страница. — Слушайте, а что же нам тогда делать? заулыбался. Его плохое настроение, хвала Магистрам, — самая недолговечная вещь на свете!

Я еще раз все взвесил и решил:

— Все-таки я пока тут посижу. Не бросать же ни в чем не повинных полицейских наедине с этим модернизмом! Мало ли, что может случиться… А вы имеете полное право отдохнуть. В Управлении пока посидит Меламори, а вы к ней присоединитесь, когда почувствуете, что это в ваших силах.

— Мне вполне достаточно поспать часа два, ты же знаешь, — согласился сэр Кофа. — А потом я ей помогу.

— А мне двух часов сна недостаточно! — встрял Мелифаро. — Поэтому я ухожу в отпуск, с меня хватит!

— В отпуск, так Волонтеры вечности 4 страница. — Слушайте, а что же нам тогда делать? в отпуск, — миролюбиво согласился я. — Но только до полудня!

— Экий ты тиран и деспот, — возмутился Мелифаро. — Бедные твои подданные!

— Вот-вот! Когда делегация кочевников приедет в столицу, будь другом, не сочти за труд прочитать им подробную лекцию о моих зверствах. Глядишь, одумаются, — фыркнул я. — Хорошего утра, ребята!

Они ушли, а я остался клевать носом на могильной плите. Полицейских, дежуривших ночью, как раз сменили их коллеги во главе с лейтенантом Чектой Жахом. Теперь новая смена с ужасом таращилась на скульптурную композицию, автором которой я в глубине души считал себя.

Я решил перестраховаться.

— Чекта, — сказал я, — пошлите кого-нибудь из своих Волонтеры вечности 4 страница. — Слушайте, а что же нам тогда делать? ребят в город. Нам понадобится веревка или тонкая металлическая проволока. Пара сотен метров, не меньше. Лучше больше. Потом я проснусь и объясню, что делать.

* * *

Отдав распоряжение, я вытянулся на густой кладбищенской траве и задремал. Мне приснилось, что я еду домой, в тот Мир, где когда-то родился. Дело, вроде бы, происходило в салоне того самого трамвая, который когда-то привез меня в Ехо. Вот только на сей раз от меня требовали оплатить проезд, а я понятия не имел, куда делись все эти «кругляшки», — как выражается мой приятель Андэ Пу. Кондуктор стервятником кружил надо мною, грозил вышвырнуть Волонтеры вечности 4 страница. — Слушайте, а что же нам тогда делать? вон, туда, где, по моему разумению, не было ничего, кроме пустоты. Из кабины доносилось зловещее покашливание вагоновожатого. Дела мои в этом сне были так плохи, что я уж было совсем собрался пропадать, да вовремя проснулся. Можно сказать, повезло.

Разбудил меня гвалт: господа полицейские приволокли мотки веревки и проволоки. Мне понадобилось несколько минут, чтобы вспомнить, зачем я их об этом просил. В момент пробуждения мне было совершенно ясно, что от живых мертвецов есть только одно действенное средство: святая вода. Магистры знают, из какого малобюджетного ужастика я почерпнул сию недостоверную информацию, но моя навязчивая идея становилась многообещающим началом настоящего безумия…

Впрочем, в Волонтеры вечности 4 страница. — Слушайте, а что же нам тогда делать? тот раз я все-таки избавился от наваждения. И даже почти сразу вспомнил, что собирался делать с веревками.

— Теперь придется хорошенько потрудиться. Я хочу, чтобы вы связали эти скульптуры, — сказал я полицейским. — Хорошенько связывайте, по рукам и ногам, как настоящих живых преступников… И учтите: я собираюсь оставить вас наедине с этими произведениями искусства, так что в ваших же интересах сделать свою работу как можно лучше!

Полицейские приступили к работе. Лейтенант Чекта Жах разгуливал среди них с недовольным лицом, время от времени отпускал какие-то идиотские замечания. Я хотел было вмешаться, а потом передумал: какое мне дело до лейтенанта Чекты и Волонтеры вечности 4 страница. — Слушайте, а что же нам тогда делать? его взаимоотношений с подчиненными?! Все равно парня не переделаешь! Это было вполне здравое соображение, но оно здорово не походило на обычные мысли того сэра Макса, которым мне нравилось быть… Я немного помаялся самоанализом, а потом махнул рукой и на него, все и так было ясно: я просто устал, так устал, что уже ни на что не годился…

— Она шевельнулась! — испуганно взвизгнул какой-то молоденький паренек. — Эта статуя…

— Заткнись, — рявкнул на него Чекта, — делай свое дело, и не мели всякую чушь!

— Это не чушь, — тихо сказал я. — Скульптуры действительно шевелятся. Именно поэтому вы их и связываете, а вовсе не для Волонтеры вечности 4 страница. — Слушайте, а что же нам тогда делать? того, чтобы доставить мне извращенное удовольствие.

После этого заявления я снова улегся на траву. Лейтенант Чекта Жах недоверчиво на меня покосился, но промолчал.

Как бы там ни было, через час работа была закончена. Окаменевшие тела живых мертвецов, связанные по рукам и ногам, лежали на густой кладбищенской траве, а я мог спокойно отправляться домой, что и сделал с огромным удовольствием.

По дороге я нашел в себе силы заехать в Дом у Моста. К моей величайшей радости, сэр Кофа Йох уже был на месте.

— Я велел их связать! — с порога сообщил я. — Пусть теперь себе шевелятся, сколько влезет… А через неделю вернутся Волонтеры вечности 4 страница. — Слушайте, а что же нам тогда делать? Джуффин и Шурф, и все уладится.

— «Неделя»?! А что это такое? — полюбопытствовал сэр Кофа.

— Это просто семь дней, — вздохнул я. — Есть одно странное место, где люди считают время именно таким образом.

— Только не говори мне, что так принято в Пустых Землях! — улыбнулся Кофа. — Мне нет дела до чужих тайн, но я так устал притворяться идиотом!

— Ладно, тогда я, пожалуй, действительно не стану говорить вам, что так принято в Пустых Землях, — согласился я.

— Вот и славно. Иди спать, Макс. На тебе лица нет. Думаю, что теперь, после того, как господа полицейские любезно связали наших жизнелюбивых друзей, ты действительно можешь Волонтеры вечности 4 страница. — Слушайте, а что же нам тогда делать? расслабиться.

— Но если что-то случится…

— Если что-то случится, я пришлю тебе зов, честное слово! А теперь брысь под одеяло, сэр Макс!

И я поехал домой, на улицу Желтых Камней. Решил, что Теххи вряд ли является виновницей появления неистребимых покойников, а посему будет довольно несправедливо заставлять ее страдать от созерцания моей угрюмой рожи, в данный момент не слишком обаятельной.

Уснуть я так и не смог, хотя, вроде бы, с ног валился. Ворочался с боку на бок и думал о своей маленькой спальне в доме на улице Старых Монеток: уж там-то я бы уснул как миленький. Стоит только лечь Волонтеры вечности 4 страница. — Слушайте, а что же нам тогда делать? и закрыть глаза, и моя Дверь между Мирами откроется для меня, и я… Горячечный туман с лихвой заменил мне дальнейшие размышления, меня начало лихорадить. Дела мои, судя по всему, были плохи…

Проворочавшись так часа три, я отправился вниз и принял ванную, а потом выпил целую рюмку бальзама Кахара. Явная передозировка, но я чувствовал себя слишком хреново. Я уже успел забыть, что человеку может быть настолько плохо, и с этим следовало как-то бороться.

Бодрость, на которую я не смел и надеяться, вернулась как миленькая. Я с удовольствием закурил и послал зов сэру Кофе.

«Не смог уснуть, — пожаловался я Волонтеры вечности 4 страница. — Слушайте, а что же нам тогда делать?. — Совершенно на меня не похоже! Как обстоят дела на кладбище?»

«Можно сказать, что хорошо, — успокоил меня Кофа. — Наши окаменевшие покойники время от времени пытаются пошевелиться, но совершенно безуспешно. Так что ты все же попробуй поспать».

«И рад бы, да не получается! Лучше уж поеду в Дом у Моста, хоть какая-то польза…» — И я начал одеваться.

В Доме у Моста было тихо и спокойно. Мелифаро, болтая ногами, сидел на рабочем столе сэра Джуффина, но даже эта идиллия не способствовала моей релаксации, я как на иголках сидел.

— Ты бы все-таки иногда вынимал шило из своей задницы, Макс. Надо Волонтеры вечности 4 страница. — Слушайте, а что же нам тогда делать? же его проветривать! — насмешливо заметил Мелифаро.

— Надо, — рассеянно согласился я. — Съезжу-ка на кладбище, посмотрю, как там дела…

Я даже не расслышал, что ответил Мелифаро, а это уже ни в какие ворота не лезет! Все мои мысли куда-то ушли, в пустой голове крутилась одна-единственная навязчивая идея: проклятая святая вода, привезти которую можно было только с моей «исторической родины»… Далась мне эта «родина»! Я же, вроде бы, ее и в страшном сне видеть не желал, а вот поди ж ты!..


documentanqxbwb.html
documentanqxjgj.html
documentanqxqqr.html
documentanqxyaz.html
documentanqyflh.html
Документ Волонтеры вечности 4 страница. — Слушайте, а что же нам тогда делать?